Интервью с исполнительным директором Международного Союза Композиторов XXI ВЕК

Геннадий Владимирович, а можно стразу с провокации? Тут по первому каналу вы промелькнули в нескольких передачах немного в неожиданном ракурсе? Это как?

Ну, во-первых, можно менее официально, просто по имени. Во-вторых, не стану отбрыкиваться. Правда, начну издалека. В свое время жизнь свела меня с замечательным и талантливым человеком – Евгением Лапутиным (ныне покойным). Нейро-хирург, пластический хирург, писатель и поэт, главный редактор журнала «Юность» и еще какого-то профессионального медицинского, мастер спорта по конькобежному спорту. Для меня это было этапное знакомство. До этой встречи я считал, что, если люди занимаются «всем подряд», то вряд ли хоть где-то будет хорошо.

Возвращаясь к вашему вопросу. Наверное, вы имеете в виду передачи про здоровое питание? Да, я немножко, а может и «множко» в этом разбираюсь. И меня иногда приглашают в качестве эксперта на передачи, посвященные именно таким темам. И я стараюсь не отказывать. Вот только из полутора-двух часов общения в эфир иногда выходит не больше 5 минут. Но, это общепринятая практика на ТВ. Тут я без претензий.

Поскольку мне немножко за 40, то, в разные периоды жизни, я осваивал те или иные навыки и профессии. Так, работал в НПО, в Русском Национальном Банке, в Международных Книжных Ярмарках. Был период, когда я плотно занимался музыкальной журналистикой (технической). Потом это вылилось в несколько изданных книг по компьютерным музыкальным редакторам. Был период (достаточно долгий), когда я возглавлял департамент рекламы и выставочных мероприятий в одной росийско-американской компании. И это далеко не все. Сейчас вот тружусь в Международном Союзе Композиторов. Но это не единственный проект, где я подвизаюсь.

А как же вы все успеваете?

Опыт. Очень много ресурсов отнимает ежедневная рутина. Если переложить ее на плечи помощников и максимально оптимизировать процессы, то высвобождается куча времени!

А вы сам музыкант, композитор?

Наверное, музыкант, но композитором себя не считаю. Хотя имею некоторые дипломы и награды и за композиторскую деятельность. Лауреат конкурса «Песен о Москве», лауреат «фестиваля Духовной Культуры», автор нескольких альбомов (и как композитор, и как автор текстов, и даже как исполнитель).  Что понимать под термином композитор? На мой взгляд,  написать мелодию и оформить ее аккордами и даже аранжировкой – это еще не композитор. На адрес Союза приходит много заявок от людей, которые считают себя таковыми, пишут какие-то песенки, но многое из этого можно охарактеризовать не более чем «силами местного ДК». Самодеятельность, одним словом. В пояснениях к требованиям на вступление мы пишем: кандидаты должны представить материалы, из которых видны хотя бы минимальные навыки владения композиторской техникой  — мотивной и лейтмотивной работы, знания музыкальных стилей и особенностей разных типов оркестров и солирующих инструментов, владение основными видами музыкальных форм. Практика показывает, что для этого не всегда нужно заканчивать факультет композиции, но без наличия этих знаний нет профессионального композитора.

При этом мы понимаем, что профессиональная музыка многогранна. Она не ограничивается исключительно академическими жанрами. Вот, например, есть такой музыкант, член нашего Союза, Леонид Марголин. Его профессионализм и как музыканта, и как аранжировщика, и как мульти-инструменталиста, и как композитора, в том числе, не вызывает сомнений. Но, попробуйте сказать какому-нибудь академическому «сухарю», что он много лет работает с Олегом Митяевым… Анафема!

На страницах сайта нет информации ни об уставе, ни о президиуме, ни о составе приемной комиссии. Почему?

Да, это так. Все просто. С одной стороны мы очень, демократичная, с другой – клубная, закрытая структура. Зачем нам на весь мир тараторить о наших внутренних правилах. Они касаются только нас. Так же как и информацию о членах нашего Союза Композиторов мы предоставляем далеко не всем. Есть и другой аспект. Мир меняется. И общество тоже. Приходят другие формы взаимодействия. И те, кто этого не замечает и не реагирует, рано или поздно окажутся за бортом.

В Советские времена, очень многое регламентировалось. Если вы не член Союза композиторов, не член Союза художников, не член еще чего-нибудь, то вы никто, аутсайдер. Выше определенной планки (я имею в виду профессиональную музыкальную деятельность) не прыгните. А сейчас этот «нафталин» никому не нужен. Творите, действуйте, развивайтесь. Открыты все горизонты. Принимается любая валюта, кстати, не только талант. Можно и рублями. Я не даю оценки этой ситуации, я просто констатирую факт.

Не менее интересен и наш принцип приемной комиссии. Присланные кандидатом материалы, по факту случайной выборки, рассылаются уже действующим членам союза. С оговоркой — входящих в состав экспертного пула (и он достаточно велик). Если вопрос решается положительно, то кандидат становиться действительным членом Международного Союза Композиторов XXI ВЕК. Весьма вероятно такое развитие событий, когда следующих кандидатов будет рассматривать «новенький», но уже действительный член Союза. Вернее он будет одним из – в составе текущей приемной комиссии. Причем в таком составе она может не собраться больше никогда. Согласитесь, весьма демократично, справедливо, беспристрастно и без всяких там президиумов, надутых щек и т.п.

Союз Композиторов XXI ВЕК – международный. А зачем ему существовать в нашей стране. Ведь есть Союз композиторов России, например.

Если что-то существует, значит это кому-то нужно. Каждый композитор сам выбирает с кем и где ему быть. Вопрос многоаспектный, но вот вам только один срез. В наших рядах есть один очень известный кино-композитор. В какой-то момент он решил стать членом Союза Композиторов (не буду говорить какого). Так ему отказали по той причине, что он не имеет профильного высшего музыкального образования. Именно профильного. Т.е. высшее музыкальное он имел, но по классу аранжировки. А вот композиторского не сподобился. Причем оговоримся – официального композиторского. Ведь сейчас доступна любая информация. Скачивай и учись, нанимай педагогов, репетиторов (я, кстати, сам так поступал в свое время).

— Как же так, — удивился, соискатель. Вот же мои работы (очень серьезные работы), вот признание коллег, вот награды и регалии.

— Увы, не положено. Профильное высшее музыкальное!

Так и не приняли. Указали на дверь.

ВАЖНО: Мы никоим образом не уничижаем другие организации, не считаем их конкурентами и т.п. Каждая общественная форма решает свои задачи. У каждой организации свой устав, свои правила, свои приоритеты, свои принципы существования.

Что ж, получается, что в вашем Союзе одни обиженные, те, кого в другие союзы композиторов не взяли.

Нет, не так. В нашем Союзе композиторов те, кого принимают по принципу результата. Т.е. мы смотрим на то, что и как человек сделал, что делает. На его произведения, на его работы, музыкальный материал. Все остальное вторично. У нас принцип: «Победителей не судят». А то ведь, ни для кого не секрет, что многие композиторы лишь номинально таковые. Ни работ, ни произведений. По большому счету, или вообще ничего, или тоска унылая, скукотища, пустота. То, что я называю «творческой импотенцией». Вроде композитор, а вроде и нет…

А зачем композиторам объединяться? Зачем им вступать в различные объединения?

Вопрос вопросов! Людям вообще свойственно объединяться. Видимо, это заложено в их сущности. Ведь объединяются не только композиторы. И не только по профессиональным признакам. Мы можем увидеть самые различные конгломерации. Объединяются и по политическим признакам, и по половым. По симпатиям к спортивному клубу, по увлечениям, по схожести хобби. И еще, еще, еще… Я вот на Тверской недавно увидел «Союз женщин России». Зачем то вот женщины объединились. Причем сразу по признаку пола и гражданства.

Но, если серьезно, то есть мысли. Каждому человеку важно признание. Это не жажда славы. И не обязательно внешнее признание. Внутри себя человек должен осознать, что в чем-то он состоялся. И композитор не исключение. Особенно если он молод и только начинает свой путь на этом поприще. И если его признали равным среди равных, это весьма укрепляет и вдохновляет. Музыканты вообще люди чуткие и тонкие. У многих присутствуют тревоги, сомнения, неуверенность, может даже комплексы. Членство в Союзе композиторов их, безусловно, поддержит и укрепит.

Следующий аспект. Выше мы говорили, что меняются формы сосуществования людей, регламент, и даже законы. В СССР у всех были трудовые книжки. Вот приходит человек устраиваться на работу, а у него  в трудовой книжке написано – Композитор. Ну, или хотя бы аттестат покажет о соответствующем образовании. А сейчас есть такие профессии, которые ни в один реестр не внесены. Или человек учился за рубежом и для работодателя то, что ему предъявляют (а то еще и на китайском языке) вообще непонятно.

Лирическое отступление: Вот пришли на ум мои книги. Раньше на отечественных студиях звукозаписи стояли такие монстры. Назывались СТМ, если мне не изменяет память. Студийные магнитофоны. Обычно двух-дорожечные и редко восьми. Потом появились компьютеры, а чуть позже стали появляться в продаже и звуковые карты для них. И компьютер и карты стоили весьма внушительные суммы. Помниться, я продал машину, что бы приобрести такой комплект. Многие крутили у виска и считали меня сумасшедшим. А через год-другой на всю Россию нас был с десяток-другой специалистов по таким технологиям и музыкальному софту. А теперь это вообще промышленный стандарт. К чему я клоню. В те времена ни профессий таких не было, ни понимания перспектив, ни технологий. Лишь интуиция и энтузиазм.

Возвращаясь к Союзу композиторов XXI ВЕК. Мы сейчас, может быть, нащупываем и прозреваем то, о чем официальная композиторская школа не имеет и представления. И всех тех, кто не вписывается в рамки — отвергает. Это опять безоценочно. Констатация факта. Даже готов согласиться, что определенный консерватизм — вещь, скорее положительная.

Но кто-то должен признать за Галилеем право на его гипотезу… А ну как Земля круглая…

Вот еще пример. На сайте одного из композиторских союзов, в требованиях к документам, которые должен предоставить кандидат, указывается, что все материалы должны присутствовать как в аудио формате, так и в нотах. Но, современная музыка, на сегодняшний день, плотно оперирует не только звуковысотностью и динамикой. Широко используются спец-эффекты, атмосферные полотна, другие шумы. Их нельзя записать нотами. И на полях нотного листа тоже не получиться. Это целая дополнительная сопроводительная документация. И далеко не каждый академический композитор 20-го века сможет ее прочесть.

Насколько ваш Союз композиторов – Международный?

Я отвечаю за Российский департамент, не в моей компетенции распространяться дальше. Если говорить про ближних соседей, то помимо России активно присутствует Казахстан, Белоруссия, другие страны бывшего соц-лагеря. Разумеется, есть композиторы из Италии, Франции, Израиля, Испании, Канады, США. Штаб-квартира международного отдела находится в Испании, в Сарагосе.

ВАЖНО: Мы самодостаточная организация, и наша деятельность не спорт. Мы не гонимся ни за географией нашего Союза, ни за количеством членов. А современные информационные технологии позволяют решать многие вопросы из любой точки мира дистанционно. Не далее как несколько месяцев назад я был в Африке, человек, которому требовалась помощь в Америке, а необходимые документы в России. Прекрасно мы все решили за 30 минут!

Т.е. если я говорю, про штаб-квартиру в Сарагосе, или штаб-квартиру Российского отдела в Москве, то это, отчасти, условные понятия. Пока работает интернет мы все на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Возьмем всю ту же приемную комиссию: Кто-то живет за Уралом, кто-то в Краснодаре, а кандидат присылает материалы из Питера.

На что вы существуете, это гос-поддержка, членские взносы, коммерческие проекты?

Что не гос-поддержка, это точно! Я в свое время принимал участие в проектах, которые финансировались из гос-бюджета. Деньги, может и хорошие, но отчитываться приходится за каждый рубль. Да и делиться тоже Я имею в виду ретро-бонусы, а если по-простому, то откаты (давайте уж называть вещи своими именами). Эта не наша история. Собственно, мы в состоянии и сами себя содержать. Композиторы люди не нищие. Да и несколько параллельных коммерческих проектов имеют место быть. Не стоит забывать и о меценатах. Вообще они как-то задвинуты в сторону, а ведь много чего в мире искусства создается благодаря тому, что кто-то это поддерживает из своих карманов и кошельков. Мы ценим это, принимаем с благодарностью и не забываем говорить спасибо.

Кстати, у нас существует Попечительский совет, который занимается финансированием проектов, которые мы считаем интересными и перспективными.

Что касается регулярных сборов или членских взносов, то они так же отсутствуют. Вообще стоит мыслить не деньгами, а задачами. Если есть задача, которую надо решить, то и деньги под нее всегда найдутся.

Кто они, ваши члены Союза, какими вы их видите?

Смелыми, даже дерзкими. Безусловно, талантливыми. Как-то мы обсуждали, чем отличается ремесло от творчества. Так вот творец – это человек с крыльями. И если ремесленник делает что-то за вознаграждение, то творец не может не делать. Настоящий композитор не может не писать. Это его потребность, его дыхание, его жизнь.

А вот кто мне резко не нравиться так это «прилипалы». Такие скользкие люди, как из «совка». Сами вкладываться ни во что не хотят, но имеют стойкое ощущение, что все им должны. Но, стоит им намекнуть, что калиточка должна работать в обе стороны, сразу смертельно обижаются. Вот с такими нам не по пути!

Давайте уже закругляться. Беседовать можно долго, и есть что рассказать, но оставим это на последующие встречи. Всем желаю творческих успехов, тех самых крыльев и немножко удачи ;)