Вопросы митрополиту и композитору Иллариону (Алфееву)

Нам хотелось задать определенные вопросы Митрополиту Иллариону. И как церковному деятелю, и как композитору. Мы подготовили их отправили в секретариат. К сожалению, плотный график Владыки не позволил ему ответить лично. Пришло письмо от его помощника. Так же, нам удалось получить комментарии от некоего приближенного лица, пожелавшего остаться неназванным. Мы не приветствуем анонимность, однако в комментариях не содержалось (на наш взгляд) ничего предосудительного и мы все-таки решили их опубликовать.

Официальный ответ из Московского Патриархата, ОВЦС.

Вопросы

Православная церковь, безусловно, впитала в себя, огранила и выпестовала самое лучшее. Это равнозначно проявилось и в храмовой архитектуре, и в иконописи, и в музыке.

Как вы считаете: светская музыка (пусть даже и академическая), это параллельная церковной, ветвь искусства, или стоящая ниже\выше?

Не стоит воспринимать все однозначно и делить на белое и черное. Да, церковь столетиями вбирала в себя самое лучшее. В этом смысле, музыка, которая в ней звучит, может выступать неким эталоном, выжимкой. Поскольку светская музыка весьма многогранна, то всю ее невозможно впихнуть в унитарные формы, предназначенные для определённого восприятия. Любая талантливая музыка, безусловно, славит Бога, который дает силы и возможности для ее создания. Но не вся она подходит для богослужения. Но она ни параллельна, ни перпендикулярна, церковной музыке. Она просто предназначена для иного. Можно привести пример с цветами. В храм, на праздники или к иконам приносят цветы. Лилии, розы, гвоздики. А вот одуванчики не приносят, и васильки тоже редко. Но это не значит, что одуванчики плохие цветы. Просто в сложившихся традициях они приобрели большую известность и востребованность в плетении венков, например.

Профессионалы и обыкновенные люди, регулярно ходящие в храм, не могут не заметить, что, в принципе, в храмах звучит один и тот же сформировавшийся музыкальный пул.

Почему в церкви появляется очень мало новых церковных (именно богослужебных) произведений?

Церковь, в хорошем смысле, консервативный институт. Она не склонна сразу бросаться на что-то новенькое, свежее. Иногда имеет смысл подождать, посмотреть, оценить на расстоянии. Есть и другой аспект. В церкви очень важно единообразие. Человек, зайдя, в православный храм, должен узнавать канву богослужения. Будь то храм на Камчатке или в Сочи. Когда произведение знакомо, прихожанин более полно участвует в богослужении. Он знает слова, он знает мотив, мелодию. Он может вместе с хором попеть, помолиться. Раньше, в древней церкви, вообще не было отдельного хора. Все прихожане пели. Потом, поскольку не все имели возможность разучивать новые произведения (которые все-таки появлялись и появляются до сих пор), выделились люди, которые имели такую возможность. Именно они и формировали костяк общего хора, а остальные прихожане в меру сил и возможностей подпевали.

К сожалению, в настоящее время, музыкальное образование и культура у народа находиться на очень низком уровне. И это при более широких возможностях обучения. Не так сложно уметь чисто интонировать. Не так сложно воспроизвести ту или иную мелодию. Я говорю сейчас даже не о внутри-церковной культуре, а о музыкальной культуре вообще.

На сайте patriarchia.ru указано, что владыко Илларион, закончив музыкальную школу им. Гнесиных, поступил на композиторский факультет Московской государственной консерватории. Однако нет информации —  удалось ли добраться до диплома?

При поступлении в Союз композиторов России, например, обязательно наличие высшего профильного образования. Т.е. не просто музыкального, а именно композиторского. Между тем, мы знаем множество примеров, кода люди, не имея официального высшего образования, с успехом реализовывали себя на композиторском поприще.

Как вы считаете, где золотая середина между, может быть, и обоснованным официозом, и самородками-самоучками?

Ведь ни для кого не секрет, что в среде профессиональных композиторов не так много людей по-настоящему творчески интересных. Но, есть композиторы, которые не имеют\не имели возможности получить таковое, однако своими работами показали, что являются яркими интересными творческими личностями и, безусловно, настоящими профессионалами.

Хотелось бы просто оставить без комментариев. Однако выскажу мысль. Вот учились в учебном заведении два ученика. Они выслушали одни и те же лекции, получили один и тот де объем знаний. Один сдал экзамен, а другой заболел и не пришел. Кто из них более образован? Вопрос… Первый получил оценку профессионалов. Второй, нет. Но, настоящую оценку полученному образованию даст последующая жизнь. Насколько успешно эти ученики применят в своей профессиональной деятельности полученный ОДИНАКОВЫЙ объем знаний?

Есть разные сферы деятельности. Одни требуют обязательной сертификации, для других это необязательно. Если не аттестованный поэт напишет плохие стихи, это еще полбеды. А вот пойдете ли вы к хирургу-самоучке?..

Да, самородки имеют место быть, но все таки систематическое профессиональное образование никогда не помешает. Практика показала, что композиторы, владеющие профессиональным музыкальным инструментарием и знаниями более плодотворны. Самородки могут писать интересные произведения, но их КПД на порядок ниже.

Бытует мнение, что лучшие произведения человечеством уже написаны, яркие мелодии исчерпаны. Композиторы на сегодняшний день осваивают скорее не вертикальный, а горизонтальный вектор профессии. Т.е. ищут новый саунд, звуковые палитры, углубляют уже созданное предыдущими поколениями.

На Ваш взгляд, ждать ли нам нового Моцарта, и есть для этого предпосылки? И в состоянии ли мы будем в лавине ежедневного потока информации разглядеть гения? Да, собственно, насколько нужен он современному человечеству?

Вопрос непростой. Человек – образ и подобие Божие. Соответственно его творческие способности безграничны! Но, вот в чем я совершенно с вами согласен, так это в том, что востребованность качественного контента у современного общества оставляет желать лучшего. Равно как и возможности его оценки. Доходит до абсурда. Оценку того или иного события или произведения дают медиа-персоны, которые не имеют об освещаемом вопросе абсолютно никакого представления, но умеют немножко кривляться перед камерой и имеют условную долю «подписчиков» в соц. сетях. Похоже на то, как если бы слепого попросили оценить картину или фотографию.

Современные технологии открывают новые возможности для творческой самореализации. Очень много чего происходит на стыке культур и профессий. Так, например, стремительно развивается такое направление, как аудиовизуализация. Когда музыка неразрывно связана с визуальным рядом и они взаимодополняют друг друга, сливаясь в неделимое целое.

Как Вы считаете, насколько обосновано проникновение таких технологий во внутри церковную и внутри храмовую жизнь? Возможно ли появление чего-то подобного во внутри храмовом пространстве или мы уже имеем  идеальную, но раздельную структуру: Храмовая архитектура-иконография-церковная живопись-церковная музыка?

Выше, как мне кажется, я уже ответил на подобный вопрос. Церковь всегда открыта для нового. Вот только это новое она будет тщательно проверять на истинность. А для этого требуется время.

Приведу пример. Возьмем строительные технологии. При возведении новых храмов успешно применяются новейшие технологии, которые успешно сочетаются с вековыми традициями постройки подобных сооружений. Тоже самое касается и написания икон. Тоже самое касается и написания музыки.

Может быть, это прозвучит немного резко, но все же выскажу следующее наблюдение. Когда человек открывает для себя Бога, или скорее Бог открывается человеку, это сравнимо с первой юношеской любовью. Много эмоций, много страсти, много лишних телодвижений. Если этот человек композитор, конечно же, он начинает писать свои сочинения, сообразуясь с новой для него реальностью. Но, эти произведения еще сырые. Это человек в вопросах веры, понимания церковной культуры и способах ее выражения еще младенец. Ему еще нужно повзрослеть. И очень часто люди творческих профессий не хотят этого замечать. Им нужно само выражаться «здесь и сейчас». Это нормально, это естественно. Вот только не нужно свое, может быть, еще сырое «самовыражение» сразу нести в храмы…

В монашеской литературе можно встретить различные мнения относительно того, что светская (пусть даже и академическая) музыка – страстная музыка. Насколько это утверждение обосновано? Это касается только монашествующих или отчасти и обыкновенных мирян?

То, о чем мы говорили с вами выше. Церковная музыка имеет свои каноны, свои правила, свои традиции. Они выпестованы и обоснованы веками и великими людьми. Не стоит с пренебрежением относиться к этим авторитетам. Оставим «кесарю – кесарево, а слесарю – слесарево». Есть популярная музыка, ее ведь никто не тащит в оперу. Есть народная музыка – ей, так же, свое место. Есть академическая и классическая музыка. А есть церковная. Церковная музыка сдержанная, в ней многое прикровенно, она требует определенных усилий для восприятия. А отсутствие рамок, это то, что мы видим в католичестве. Страсть ошибочно возведенную на тот пьедестал, где ей не место.